НОВОСТИ ФУТБОЛА | СТАТЬИ | ОБЗОРЫ | ВИДЕО | РЕЗУЛЬТАТЫ LIVE | КОНТАКТЫ | КОТИРОВКИ
    

###Олег Блохин: "Своим преемником я назвал Алексея Михайличенко" ###

Весной 2006 года в Киеве накануне матча чемпионата Украины между «Динамо» и «Шахтером» я встретила Олега Блохина на стадионе имени Лобановского. Украинские коллеги, не понаслышке знающие о суровом нраве экс-наставника сборной страны, в один голос заявили: «Подойди, конечно, но интервью он тебе вряд ли даст»…

Подошла. Блохин, оценив, видимо, мою наглость, сразу не отправил меня по известному адресу, обещав поговорить после чемпионата мира в Германии. Слово, как говорят, не воробей, так что в пятницу в Москве мне пришлось напомнить Олегу Владимировичу об этом обещании. И новый главный тренер «горожан» сдержал слово.

– Олег Владимирович, вы вообще не часто общаетесь с журналистами. Недолюбливаете нашего брата?

– Не сказал бы, что не люблю журналистов. Почему? Я считаю, что по мере возможности надо давать интервью, а просто общаться с журналистами по любому поводу – это не для меня. Популярность у меня есть, я известный человек. А другие, может быть, через прессу пытаются популяризировать свое имя. Пресса создает имидж, без нее жить все равно невозможно, тем более в футболе. Общаться, конечно, надо, но грамотно выстроив свои отношения с журналистами.

– Если вы не против, вернемся в прошлое – успех сборной Украины на чемпионате мира. С чем вы его связываете?

– Все так сложилось, наверное. И везение, и тренерская мысль, и подбор игроков. Но в первую очередь, конечно, благодарен ребятам, которые поверили в ту идею, которую я в них заложил. Конечно, была колоссальная помощь со стороны Федерации футбола Украины, Григория Суркиса. Как говорится, кубик Рубика сложился. Хотя, конечно, были проблемы. Шевченко выпал из-за травмы, позже не мог набрать форму, что-то еще… Но тогда даже наш выход из отборочной группы можно записать в актив – и как тренера, и как игроков, и как страны вместе взятой. То, что мы поднялись, – это хорошо. Но с другой стороны, мы подняли планку так высоко, что выступление в отборочном цикле Евро рассматривалось всеми сквозь призму чемпионата мира.

– Что же не получилось на этот раз?

– Возможно, не было того везения, о чем много писали журналисты, – фарт, фарт… Где-то делали ошибки. Но даже несмотря на то, что мы заняли четвертое место в группе и потеряли очки в играх, которые должны были бы выигрывать, я бы не назвал этот цикл совсем провальным. Но шаг вперед мы сделали – попытались перестроить команду. Просто по ходу турнира нам это не очень удалось, в каких-то играх не было оптимального состава… Но ничего страшного не произошло, главное – сделать правильные выводы.

– Тем не менее вы решили оставить пост тренера сборной… Почему?

– Не хотел бы возвращаться к этому вопросу. Пройдет время, и я, может быть, расскажу.

– Но вы раздумывали над этим на фоне предложения от «Москвы»?

– Нет.

– В ФФУ вас уговаривали остаться?

– В принципе, да. Но уговоры уговорами. Но есть же и профессиональные отношения, задачи, ответственность. В качестве своего преемника я назвал Алексея Михайличенко.

– Вы считаете, что изжили себя на посту тренера национальной сборной?

– Нет, я так не считаю, но принял другое решение.

– Если когда-то позовут вернуться?

– Я очень хорошо подумаю. По одной простой причине: работа в сборной – очень специфическая.

Украинские клубы общий чемпионат не потянут

– Да уж, в клубе ведь все иначе…

– Я 13 лет отработал клубным тренером. Это более тяжелая работа, но и более благодарная. Каждый день ты работаешь с командой, ты сам можешь поставить условия по покупке каких-то игроков для усиления. В сборной ты берешь тех, кто есть в наличии.

– Не страшно вот так с места в карьер – и сразу в Россию?

– Нет, не страшно. Я с места в карьер пришел в сборную.

– Просто Станислав Черчесов после полугода работы в «Спартаке» признался, что открыл для себя много новых российских футбольных реалий…

– Он ведь до этого работал в Австрии, я – на Украине. Может, они откроются и для меня. В конце сезона обязательно вам расскажу (смеется). Пока мне сложно судить.

– Наверняка ведь следите за чемпионатом России. Как можете его охарактеризовать?

– Я считаю, что он сильнее, чем украинский.

– Вот любопытно: Россия и Украина когда-то были одной страной, да и менталитет у нас очень похожий. А чемпионаты – разные. Почему?

– Во-первых, те вливания, которые делаются в российский чемпионат, – больше. Денег вкладывается больше. В России больше стабильности. Клубов десять твердо стоят на ногах. Есть уверенность в завтрашнем дне, что не уйдет президент, что денег не будет… У нас только «Динамо», «Шахтер», «Днепр», «Черноморец», донецкий «Металлург», пожалуй, имеют финансовую стабильность. Все остальные живут по принципу: сегодня есть президент, завтра его уже нет.

– Объединить чемпионаты не представляется возможным?

– Думаю, что будет очень громоздкая система, к тому же многие украинские клубы просто не потянут. Получится очень большой дисбаланс.

– В киевское «Динамо» не звали работать?

– Нет, предложения не было.

– А хотелось бы там поработать? Или вообще в каком-то украинском клубе?

– Если скажу, что нет, вы мне не поверите (смеется). Если скажу, что да, то есть две команды, в которых можно было бы поработать, – это «Динамо» и «Шахтер». Все остальные пока недотягивают.

Удивил Федотова

– Основная причина того, что приняли предложение «Москвы»?

– Благодаря разговорам с президентом Юрием Белоусом.

– Раньше с ним были знакомы?

– Чисто визуально. Первое нормальное знакомство было в прошлом году на Кубке Первого канала. Причем убедил он меня не в смысле денег, а в смысле своего отношения к футболу и понимания, что президент хочет делать.

– Белоус – человек с амбициями, да и у вас крутой характер. Не сложно будет двум таким сильным личностям ужиться вместе?

– Без сильной личности вообще жить сложно. А в принципе, я не считаю, что у нас будут какие-то проблемы. Просто надо найти тот баланс существования, четко разделить свои обязанности.

– Как прошла встреча со спортивным директором клуба Владимиром Федотовым? Вы же с ним знакомы очень давно…

– Сначала встретились как старые друзья, а потом беседовали уже по делу. Он предоставил мне довольно много информации.

– Чем-то, может быть, ошарашил?

– Нет, Владимир Григорьевич даже не ожидал, что я так неплохо понимаю ситуацию в ФК «Москва».

– То есть вы его ошарашили?

– Ну в какой-то степени (смеется). Он-то здесь проработал уже несколько месяцев, а я только пришел – новый человек.

– «Москва» не гранд чемпионата России, при всем уважении к клубу. Вы понимаете, что будет сложно бороться за высшие места с теми же «Зенитом», «Спартаком», ЦСКА?

– Эти бренды складывались годами, поэтому их считаю грандами. А «Москва» – бренд новый, который надо развивать. А что касается борьбы – так не боги горшки обжигают. Почему мы не можем бороться за чемпионство? Я тренер очень амбициозный. Самое главное – убедить в этом игроков, чтобы команда поверила. Потому что, когда я пришел в сборную Украины и сказал, что мы выйдем с первого места в группе с Грецией, Турцией и Данией, все подумали, что Блохин – сумасшедший. Да? Наверное, да. Но мы же выполнили задачу, значит, не совсем сумасшедший (смеется). Так что идея завоевать золотые медали совсем не абсурдна.

Вели переговоры с «Локо»

– Не сомневаюсь, вы уже просмотрели записи игр «Москвы» в прошлом сезоне. Какое сложилось впечатление?

– Не хотел бы пока давать оценок. Потому что это взгляд со стороны. Надо поработать, сопоставить то, что внутри, с тем, что я увидел со стороны.

– У вас есть человек, которому вы доверяете в выборе футболистов для укрепления команды?

– Да, это агент Шандор Варга, я ему всецело доверяю. Если же будут какие-то иные предложения, то все это будет решаться селекционной службой клуба. Они мне все расскажут, и мы вместе будем определяться по каждому игроку.

– Варга вам сильно помог получить это место?

– Нет, он мне только сильно навредил (смеется). Пусть лучше он сам расскажет!

В это время агент Блохина за соседним столиком беседует с супругой тренера, но, услышав свое имя, тут же оживляется и присоединяется к нашей беседе.

– С Белоусом мы дружим очень давно, – вступает в беседу Варга. – Но мое влияние на решение было минимальным. Я сразу сказал: вам надо встретиться с Блохиным. Я Олега знаю очень давно, но вы с ним, может, вообще не сможете общаться. Они встретились, поговорили, просто так, даже не по контракту. Я за встречей наблюдаю со стороны и вижу, что пошла между ними какая-то симпатия. И все. Моей работы тут не было никакой (смеется).

– Какие-то российские клубы еще были заинтересованы в услугах Олега Владимировича?

– Да, были. С тем же Юрием Семиным я вел переговоры, когда он работал в «Локомотиве». Он с большой симпатией относится к Блохину и говорил, что это был бы отличный вариант. Правда, потом Семина уволили с поста президента. Были варианты и разных сборных. И в деньгах он мог бы выиграть. Но встреча с Юрием Белоусом все перечеркнула (смеется).

– Олег Владимирович, возвращаясь к нашей беседе, вы бы хотели перестроить «Москву» полностью или вам достаточно каких-то незначительных корректировок?

– Все зависит от подбора игроков. Ломать – это самое простое, а вот как создавать потом? Думаю, лучше ограничиться незначительными корректировками.

– Планируете подтянуть игроков из дубля?

– Я очень люблю работать с молодыми футболистами. Если молодежь сама хочет, чтобы ей помогли, за уши тащить я никого не собираюсь.

– Вы вообще осознаете, какой фурор произвели в российском чемпионате своим появлением?

– Нет, не осознаю. Телекамер сегодня было много, но я не знаю, сколько журналистов бывает на пресс-конференциях других игроков (смеется). Но вообще я нормально к этому отношусь. Слава меня не смущает – я ее уже пережил в 23 года, когда стал обладателем «Золотого мяча». Тогда было тяжело, сейчас – вполне нормально.


Топ клубов мира


сильфонное компенсирующее устройство ппу
Топ игроков



Лучшие сборные

© Сайт про Алексея Михайличенко - при публикации на вашем сайте наших материалов прямая ссылка обязательна!